Реформа Укроборонпрому: чотири червоні лінії майбутнього супероргану

Авторський матеріал Романа Бондара, заступника Генерального директора "Укроборонпрому" з трансформації. Вперше опубліковано і Інтернет-видання Liga.net 11 червня 2020 року, публікується мовою оригіналу.  

Государство задумало поменять управление оборонной отраслью. Что необходимо сделать, чтобы не навредить оборонным предприятиям при создании нового супероргана? 

Государственной части оборонного комплекса не везет с момента создания. Мало того, что Укроборонпром был создан злой волей, с дулей в кармане и с камнем за пазухой, так еще и на протяжении всей истории своего существования концерн упрямо и настойчиво уводили от международных практик управления госкомпаниями и прятали в тень.

Последствия мы помним. От многочисленных коррупционных скандалов и практически мертвой доброй трети госпредприятий до пятого президента, выбитого громким расследованием в оборонке из предвыборной гонки. В погоне за личной наживой и выстраиванием механизмов взимания коррупционной ренты в концерне была умножена на ноль система подотчетности, прозрачности и контроля. Вернее так. Ее никогда не существовало. Советская система, выцветшая до дыр, утратила актуальность, а новые практики не появились. Более того, когда настала пора изменений, то Укроборонпром умело вывели из-под действия корпоративной реформы, которая началась в 2015 году. Зацементировали неэффективность и заблокировали любые изменения специальным законом.

Зря.

Именно корпоративное управление для Укроборонпрома является отправной точкой в решительных изменениях, которое общество почувствует не только в качественной военной технике и вооружении, выпускаемой предприятиями концерна, но и в росте ежегодных налоговых платежей и поступлений в бюджет. С чего начинается реформа? С правильного определения роли государства, как собственника, и полного отделения функций владения от функций разработки политики, регулятора и закупщика.

В советской модели государственного мышления централизация этих ролей в рамках одного органа давала ответственность и полномочия для достижения результата. В государстве, где существует плановая экономика и напрочь ответствует частный сектор, наверное, этот подход как-то работает. Но развитый мир для стимулирования технологического развития, притока инвестиций и конкурентоспособности давно отбросил такой подход, как змея – старую шкуру.

Современный мир требует современный способ организации взаимоотношений государства и государственных предприятий. Любая система для того, чтобы стать устойчивой в долгосрочном плане, обязана быть пронизана сдерживающими факторами и противовесами. Взаимным контролем и подотчетностью. Ясными целями и четко описанной ответственностью. Должен соблюдаться базовый принцип – каждый должен делать свою работу, дополнять друг друга и не пересекаться. Таким образом роли владения, регулирования, распределения бюджета (закупок) и создания политик распределяются по разным органам управления, обеспечивая реализацию воли государства и исключая конфликт интересов.

Кто и как управляет Укроборонпромом сейчас и что может поменяться?

В текущей корпоративной архитектуре функции управления переданы в ограниченной степени Наблюдательно совету Укроборонпрома, ответственность владения Концерном закреплена за Кабинетом Министров, а функции политики и регулирования – за Министерством экономики. И это правильно, хоть и нуждается в усовершенствовании.

Но что будет, если слить все это вместе в некий суперорган – единое министерство?

Радикальное снижение качество управления. 

Бизнес, хоть и государственный, должен жить по законам бизнеса. Бизнесом должны управлять люди с бизнес компетенциями. В текущих условиях, когда зарплата государственного служащего среднего звена едва достигает 20 000 грн, найти профессионалов на такой уровень дохода будет невозможно. Придут либо непрофессионалы, либо заинтересованные лица с конфликтом интересов. Качество и скорость принимаемых решений радикально упадет. Массово возникнут коррупционные соблазны, когда утвержденный финплан, согласованную организационную структуру или за назначение генерального директора будет браться мзда и процветать взяточничество. Такие повреждения отбросят государственные предприятия на десятилетия назад, остановят в развитии и поставят многих на грань смерти.

Потеря роли справедливого арбитра. 

Объединив функции собственника государственных предприятий и регулятора, государство не сможет выполнять роль независимого арбитра между частным сектором и госпредприятиями. Превращаясь в, фактически, главного участника рынка, оно будет иметь большой соблазн предоставлять преимущества "своим" компаниям, а не равные условия для всех. Такой подход искривит и дисбалансирует конкуренцию и ограничит развитие рынка в целом.

Отсутствие равных правил игры. 

Владея предприятиями и одновременно определяя политику для всего рынка, государство получит искушение делать подмену целей и приоритетов нужных стране, целями отдельных предприятий, которыми владеет. Таким образом вместо равных правил для всех, появятся те, кто будут немного "равнее", которые будут иметь преимущества в распределении государственного финансирования, льгот, инвестиций. Суперминистерство станет заинтересовано кормить родные рты, а частный сектор будет ущемлен и страдать. Особенно, если такое Суперминистерство получит функции по управлению закупками.

Конфликт социальных целей и эффективности управления. 

Владея и управляя предприятиями, государство потеряет логику рационального владения. Мертвые и неконкурентоспособные предприятия будут тянуть за уши, перераспределяя ограниченный ресурс в целях спасения и реанимации, вместо принятия жестких решений о ликвидации и реорганизации. Государственные предприятия будут требовать к себе особых отношений, взывать к увеличению госзаказа и преференций, которые они будут успешно осваивать. Долги будут накапливаться и расти, а запутанность и размытая ответственность будет рождать операционную неэффективность и коррупцию.

И это только некоторые патологии из многих.

Описанная печальная картина не является плодом воображения. Это практически полное описание положения вещей, которое происходило в управлении государственной собственностью до 2015 года.

Начатая тогда корпоративная реформа создала условия для трансформации и перестройки госкомпаний на рыночные рельсы. И реформа Укроборонпрома должна происходить в фарватере уже принятых ранее решений о модели управления государственными компаниями. Без исключения и особого статуса.

Реформа оборонного комплекса, разрабатываемая на высших правительственных уровнях, должна учитывать красные линии, которые проведены международными стандартами корпоративного управления, для того чтобы избежать патологий и негативных эффектов, описанных выше. Их несколько.

Красная линия №1 – разделение функций между органами, которые будут выполнять роль собственника по отношению к Укроборонпрому и органов, которые будут разрабатывать политику и регулировать оборонно-промышленный комплекс. Для этого в конструкции будущей системы власти нужно заложить разделение компетенций владения и политикотворчества в разных министерствах.

Красная линия №2 – обязательная корпоратизация государственных оборонных предприятий для того, чтобы перейти от устаревших архаичных организационно-правовых форм (государственных и казённых предприятий) в современные и конкурентоспособные формы (АО и ООО). Для этого нужно как можно быстрее принять закон о реформировании Укроборонпрома, разработанный комитетом Верховной Рады, совместно с Минэкономики, в котором содержаться правовые механизмы ускоренной корпоратизации и современного корпоративного управления.

Красная линия №3– принятие политики собственности Укроборонпрома Кабинетом министров, которая даст возможность зафиксировать цели владения, завершить калибровку уже разработанной стратегии развития концерна и определить показатели эффективности для менеджмента и Наблюдательного совета концерна.

Красная линия №4 – внедрение современных стандартов корпоративного управления на базе рекомендаций ОЭСР. Включая формирование наблюдательного совета с независимыми директорами, рыночной оплаты членов НС, а также утверждение согласованного со стандартами ОЭСР устава Укроборонпрома в части распределения полномочий и ответственности между государством, как собственником, Набсоветом концерна и менеджментом.

Как видите, красных линий немного. Реформа Укроборонпрома набрала быстрый темп, и мы прошли большой путь за последние десять месяцев.

Во-первых, разработана долгосрочная концепция реформирования концерна.

Во-вторых, проведен триаж-анализ с оценкой жизнеспособности государственных оборонных предприятий.

В-третьи, сформирована детализированная модель управления Укроборонпромом на переходной период и в целевом состоянии.

В-четвертых, завершено создание модели корпоративного управления, включая утвержденный Набсоветом кодекс корпоративного управления.

В-пятых, завершается разработка отраслевых стратегий, определяющих развитие предприятий исходя из перспективных продуктов и ожиданий клиентов.

Шестое достижение – разработан законопроект, который ускоряет трансформационные процессы в оборонных предприятиях с помощью корпоратизации и внедрения современной модели управления.

Мы готовы к корпоративной трансформации и нас сдерживает только принятие законопроекта, который должен снять зашитые в законодательное поле ограничения. У нас единственная просьба к нашему акционеру, вне зависимости от конструкции власти на верху: не смешивать владение с регуляцией и не ограничивать искусственными барьерами набранный нами темп.

В таком случае государственная оборонная отрасль вздохнет полной грудью, расправит крылья и вернет сторицей вложенные усилия качеством продукции и уплаченными в бюджет налогами.